1.

Когда в стране потерянно и грустно

кому нужен Аргос

о

м

у

 

н

у

ж

е

н

 

А

р

г

о

сообщи свой вдох

2.

Средь щедро обворованных людей

сообщи свой вдох

о

о

б

щ

и

 

с

в

о

й

 

в

д

о

хитрому не найти

3.

Хвали и славь хапугу, лицедей!

хитрому не найти

и

т

р

о

м

у

 

н

е

 

н

а

й

т

игрища сентотек

4.

И маслица подлей в фонарь искусства

игрища сентотек

г

р

и

щ

а

 

 

с

е

н

т

о

т

е

куда течёт океан

5.

Когда ж хапуга водрузится грузно

куда течёт океан

у

д

а

 

т

е

ч

ё

т

 

о

к

е

а

не гляди в карман

6.

На лоне ложно попранных идей

не гляди в карман

е

 

г

л

я

д

и

 

в

 

к

а

р

м

а

не прячет он лицо

7.

Не Дух Святой и не завет вождей

не прячет он лицо

е

 

п

р

я

ч

е

т

 

о

н

 

л

и

ц

островитян, Эзоп

8.

От правды кривду отметает чувство

островитян, Эзоп

с

т

р

о

в

и

т

я

н

,

 

Э

з

о

песня твоя не суп

  Когда в стране потерянно и грустно,  

  Один у нас утешник - Скоморох. 

  Мечтой хапугу ставит на горох, 

  Утративши реальностное чувство. 

  Не бересту скребёт, вещает устно. 

  У зрелищности есть один подвох - 

  Железный звон пленяет нас врасплох! 

  Есть в этом соль, чтоб мысли стало вкусно. 

  На память песни вспрянут, веселя - 

  Артист тем временем в бегах уже опять... 

  Раздумьями отяготился житель: 

  Где снова объявится лицедей? 

  Он там - и здесь! Неуловимый мститель 

  Средь щедро обворованных людей. 

  Средь щедро обворованных людей 

  Однажды окрылённый - каждый первый. 

  Однако жаль, что так страдают нервы - 

  Безлётием сковал нас лиходей. 

  Щекочем мы друг друга в тесноте, 

  Иголками от тренья стали перья - 

  Серьёзно не воспримутся пверья, 

  В которых прилетаем к высоте. 

  Он - знает нашу тайну наизусть, 

  И зря ли выбрал скомороший путь? 

  Вещает нудный голос пессимиста: 

  Доколе бисером метать в людей? 

  Отставить вздор заставили артиста... 

  Хвали и славь хапугу, лицедей! 

  Хвали и славь хапугу, лицедей!  

  Играй, отдав ему любовь и силы!  

  Ты памятник заслужишь до могилы,  

  Распнув себя на золотом одре.  

  Орбиту выбирая поточней,  

  Млей! - в центре, видишь? - наш хапуга милый!  

  Умей подать слащавые пастилы -  

  Навечно ты любимец богачей.  

  Естествено, не будет и в обиде  

  Народное отребье в скромном виде.  

  А как же приобщить его ещё?  

  И чем сумы заполнить, коль там пусто? -  

  Так оглянись на них через плечо -  

  И маслица подлей в фонарь искусства.  

  И маслица подлей в фонарь искусства,  

  Горящий в необъятном море слов,  

  Ролей, мелодий, танцев и холстов...  

  И береги, не встряхивай так шустро!  

  Щади талант, хотя его и густо, -  

  Ах, ты боишься не занять постов!  

  Свой разбираешь по кускам остов -  

  Есть позвонки уже на каждой люстре.  

  Не застолбить всех дел а белом свете,  

  Такое может мниться только детям.  

  Он - пропустил мимо ушей совет,  

  Терзает сам себя порой до хруста.  

  Ему не терпится узнать ответ -  

  Когда ж хапуга водрузится грузно?  

   Когда ж хапуга водрузится грузно,  

  Управившись с упрямым животом,  

  Дурацки посипя слюнявым ртом,  

  А щупальца развесив подле гузна -  

  Тогда ожрать решится он от пуза,  

  Еду - тянуть рисосками, при том,  

  Что к головам людей ползёт мостом  

  Его паучьих липких лап обуза.  

  Той ноши не избегнуть никому,  

  Однажды приглянулся кто ему.  

  Корпит писака - больше написать бы  

  Ему дифирамбических статей...  

  Артист - угодливо свивает свадьбы  

  На лоне ложно попранных людей.  

  На лоне ложно попранных людей  

  Едва ль писаке лживому под силу  

  Грести против гребущих нас в могилу, -  

  Любой цеой жируй и богатей.  

  Я - Скомороху верю, без затей  

  Добьёт он махом эту тлю бескрылу  

  И не солгав - хапужескому рылу  

  Весьма съязвит, разбойник-соловей.  

  Кирпич на пирамиде покачнёт,  

  А ей, огомной, это всё не в счёт.  

  Ряды камней, подобострастьем грешных,  

  Меняют хором ладан на елей...  

  А что объединяет их, сердешных?  

  Не Дух Святой и не заве вождей.  

  Не Дух Святой и не завет вождей -  

  Единства странного источник явный -  

  Подонок, что воздвиг ради забавы  

  Руинами умов сложив музей.  

  Я, ты... Убожества ль мы Колизей?  

  Чудачества и скромность наши нравы,  

  Есть у самих себя на нас управа -  

  Тирёнок-Заяц и Мышонок-Змей.  

  О, так ли плохо нам, и так ли нужно  

  На острый лезть рожон, трудясь натужно?  

  Лад взял на старых гуслях Скоморох,  

  Играет его звонкое искусство!  

  Цех артистизма душу уберёг -  

  От правды кривду - отметает чувство.  

  От правды кривду отметает чувство -  

  Сонливые воспрянут ото сна!  

  То первая капель, но не весна,  

  Река забвения молчит... Всё пусто?  

  Омыты ручейками и моллюски,  

  Все твари, и древнейшая краса -  

  История... Чу! Слышен глас певца -  

  То ворошит он водяные сгустки.  

  Явился, чтобы риоткрыть нам мир  

  Надежд и упоений древних лир.  

  Эксперимент есть прежнего улыбка,  

  Зашло светило - и взойдёт, смеясь!  

  Откладывать судьбу - всегда ошибка.  

  Пой, Скоморох, преданием крестясь!  

9.

Пой, Скоморох, преданием крестясь!

песня твоя не суп

е

с

н

я

 

т

в

о

я

 

н

е

 

с

у

по ветру её пусти

10.

Пой и пляши, страданьем причастясь!

по ветру её пусти

о

 

в

е

т

р

у

 

е

ё

 

п

у

с

т

искрами облаков

11.

И обретаясь в помысле глубоком

искрами облаков

с

к

р

а

м

и

 

 

о

б

л

а

к

о

винт роза ветров

12.

Ведя свой хоровод в кругу хапуг

винт роза ветров

и

н

т

 

р

о

з

а

 

в

е

т

р

о

вечер смугло-пен

13.

В цветущей тине спрятанных истоков

вечер смугло-пен

е

ч

е

р

 

с

м

у

г

л

о

-

п

е

нет отваге строп

14.

Народной правды обнажай тропу!

нет отваге строп

е

т

 

о

т

в

а

г

е

 

с

т

р

о

пой, Скоморох!

  Пой, Скоморох, преданием крестясь! 

  Ещё торжественней и задушевней 

  С твоих медовых уст мы песнопений 

  Не помнили, пожалуй, отродясь. 

  Я слышу, как-то вдруг насторожась, 

  Твой голос с инструментом современным - 

  Велеречивый стих и опус древний, 

  Оркестризованный под блюз и джаз. 

  Явление культуры во плоти - 

  Нет пошлости, издёвки, суеты, - 

  Едва ль не счастлив человек вселеной, 

  С которым столь нерасторжима связь 

  Ушедших, горевавших поколений... 

  Пой и пляши, страданьем причастясь! 

  Пой и пляши, страданьем причастясь 

  Отвоевавших лишь аршин землицы, 

  Всему почтя четыре дровяницы - 

  Единственное каждому из нас. 

  Таинственных духовных песен час 

  Расплещет капельки живой водицы - 

  Узоры древней Божьей плащаницы 

  Ещё так вдохновляют хора глас. 

  Еда иль песня станет предпочтимей? 

  Пути Господни неисповедимы. 

  Упорством обладает Скоморох, 

  Считает жизни каждый час уроком. 

  Так созревает, мудрствуя, пророк, 

  И обретаясь в помысле глубоком. 

  И обретаясь в помысле глубоком, 

  С лица певец смывает грима брен. 

  Кудрей Парижа растворяя плен,  

  Рождённый грезить - воспарит высоко. 

  Античности безмолвной, белоокой 

  Музейной пыли развевает тлен, 

  И прах летит по ветру... Лёгкий крен - 

  О вербу разбивается... Потрогай: 

  Был плотью этот радужный песок, 

  Летел, искрился и в ночи умолк. 

  Актёр пыльцой побелится лукаво, 

  Кастетом щёлкнет, засмеётся вдруг... 

  Он - представлять народ - имеет право, 

  Ведя свой хоровод в кругу хапуг. 

  В цветущей тине спрятанных истоков 

  Есть сочное, разбухшее зерно - 

  Чем только  не питается оно, 

  Естественным путём набравшись соков! 

  Рассет паутину звон потоков, 

  Снегов лавина бросится на дно - 

  Мелодией Шута озарено 

  Урчанье каменных реки порогов. 

  Гремит в долине чистая река, 

  Лист окроляют струи родника. 

  О прелой, грязной тины возмутитель! 

  Под Солнце зёрен выпускай толпу! 

  Еловых бездорожий бередитель - 

  Народной правды обнажай тропу. 

  Ведя свой хоровод в кругу хапуг, 

  Играючи меняет шляпки, маски. 

  Ночь помогает приужастить краски, 

  Туман же - убаюкать верных слуг. 

  Рука Шута коснётся самогуд, 

  Обманутые вьются в дикой пляске, 

  Золу приняв за радужные краски, 

  А сами на болота забредут. 

  Вам приходилось видеть Крысолова? 

  Ему ли не приветствовать такого! 

  Там захлебнутся плесенью своей 

  Раздавленные скопища пороков! 

  Они - лишь черви, гумус для ветвей 

  В цветущей тине спрятанных истоков. 

  Народной правды обнажай тропу! 

  Емелей на печи катись по лесу! 

  Тебя мы знаем, звонкого овесу - 

  Облезлый путь не про твою стопу. 

  Ты выстроил легендою судьбу, 

  В уста из уст идёшь ты, бестелесый - 

  А летописный томик не по весу, 

  Гусиным пёрышком чертишь строфу. 

  Ежесекундно ты напоминаешь 

  Себя в весёлом танце новых клавиш, 

  Текстух и анекдотов ты сезам! 

  Рей над землёй, шальных театров люстра! 

  Отогревай! Не дай замёрзнуть нам, 

  Пока в стране - потерянно и грустно. 

Паки и паки...

 

  ШКОЛА РИТОРОВ.            &        ШКОЛА МЕЛУРГОВ.     

     Наташа Есипенко                                        музыкальная шкатулка            

ой, Скоморох!" акропоэма                              иерея Дионисия ( Грунина )